В альбоме автографов многие знаменитости друзья и знакомые прокофьева отвечали на его вопрос

ФЭБ: Парнис. Примечания и дополнения: Маяковский: Хроника жизни и деятельности. —

В тиши ее голос стеклянный Звучит, как вопрос и ответ. . Каждый день к нему друзья Ездят в дом к обеду, к ужину, . Он балагурил с рыжим балагулой И отвечал вопросом на вопрос. . Проснувшись в этот ранний час , Ты видишь меж кустов знакомых Тех странных птиц и насекомых, Что. Среди многих бумаг, оставшихся после Прокофьева, есть небольшая Это — альбом автографов — годов, в котором многие знаменитости, друзья и знакомые отвечали на вопрос: «Что вы думаете 0 Солнце?». За спиной у Майка рядами висели колокола (в честь его первого альбома .. У меня, как говорят друзья, обостренное чувство справедливости. .. дать ответ на многие концептуальные вопросы, наметить пути решения проблем. собрались в том числе и музыканты легендарной группы «Автограф».

События развивались бурно; меня вызвали в административный отдел для беседы. Ответственный из отдела кадров задал мне прямой вопрос: Подобное заявление я написать отказался. В ноябре года оркестр поехал в Западную Германию с концертами, а меня, как и следовало ожидать, — наказали.

Я остался дома, особенно не сокрушался по этому поводу.

Альбом автографов, собранных Прокофьевым, представят в Москве - РИА Новости,

Я присоединился к Андрею — мы вместе отдыхали в Сухуми, снимая домик в знаменитом Ботаническом саду. Андрей и его друзья Инна и Борис Дьячковы москвичи - художники Сухуми, Ботанический сад, ноябрь год. Зайделя Развязка наступила быстро; мне было предложено уволиться по собственному желанию или меня просто уволят — повод, и причина всегда найдутся.

Не хотелось мне начинать свою жизнь с нуля. Но я оказался в тупиковой ситуации и выход из нее — эмиграция.

«Деревянную книгу» Сергея Прокофьева покажут в Москве

В году я уехал в Израиль — второй музыкант в Комитете по Телевидению и радиовещанию, в штате которого работал оркестр. Вскоре объявился третий, а потом четвертый. К этому времени, художественный руководитель и главный дирижер оркестра Г. Рождественский ушел или вынужден был уйти. Вот, что говорит об этих временах дирижер Кирилл Петрович Кондрашин: Коль дела не поправишь, решил оркестр, то нельзя терять хорошей возможности: Но председатель радиокомитета Лапин, в чьем ведении этот коллектив, был начеку и с негодованием отверг эти предложения.

Разумеется, пришедший в БСО Владимир Федосеев также старательно оберегал коллектив от такого интерпретатора причем тут музыка, когда культура пытается задушить одного из своих лучших представителей!

Ответственным за проведение конкурса был главный дирижер оркестра Владимир Федосеев, назначенный руководством Комитета по радиовещанию и телевидению СССР. Во-первых, я пришел из оркестра народных инструментов, во-вторых, был моложе почти всех музыкантов. Оркестр имени Чайковского считался элитным коллективом. Путь к взаимопониманию был очень сложным. Я несколько раз пытался все бросить, уехать в провинцию. Очень помогла моя жена. Сказалась и поддержка партийных руководителей, которые поверили в.

Признание на Западе тоже повысило мой авторитет на Родине. У нас в России бывает и. Теперь я счастлив, что прошел этот путь, добился результата. Конечно, изменился мой характер, я закалился. Все конкурсанты за исключением одного скрипача — ветерана Второй мировой войны Леонида Калера — были уволены.

Реэмиграция Андрей тоже решил покинуть Советский Союз. Десять лет его композиции не исполняются. Он не был диссидентом, не переправлял свои сочинения для исполнения за рубеж, как это делали. Но как можно уехать?

Олимпиада по муз. лит-ре для выпускников муз. школ_С.С.Прокофьев

Присоединиться к еврейской волне? Проверенный путь — фиктивно жениться на еврейской девушке. Вскоре жениху представили незамужнюю девушку. Андрей честно поведал ей о своих намерениях и предупредил: Она — ее звали Наташа — приняла все это к сведению, они зарегистрировали брак. Наташа переехала в квартиру Андрея. Дело Волконского рассматривало Правление Московского Союза композиторов. Выписка из протокола заседания Президиума правления от 7 декабря года. Ждать пришлось довольно долго, Наташе стала надоедать эта безрадостная жизнь и неудовлетворенность.

К тому же, она была, по уши влюблена в Андрея. Как-то Наташа обратилась к Кире Георгиевне с надеждой найти сочувствие или, по крайней мере, понимание: Ответ Киры Георгиевны был неожиданным, как и неотразимым: Андрей продал свою коллекцию грампластинок — редкое тогда в Москве собрание классической и современной музыки, проигрыватель, с первоклассными, по тем временам, усилителем и динамиками. Такую технику купить в Москве было совершенно невозможно, да от такого знаменитого продавца — быстро нашелся покупатель из Закавказья, который, не торгуясь, отстегнул требуемую сумму.

На полученные деньги, Андрей купил — ни много, ни мало — квартиру своей маме. Кира Георгиевна не имела ни малейшего желания возвращаться на Запад.

Олимпиада по муз. лит-ре для выпускников муз. школ_С.С.Прокофьев - музыка, прочее

Там его встречали друзья. Один из них, Луи Мартинез в письме ко мне, пишет: Дорогой Наум, вот вам несколько воспоминаний о встрече с А. Из Вены он, кажется, поехал в Швейцарию, где тихо-бедно оформлял бумаги, а ко мне до Рождества пожаловал в сентябре того же года. Меня с Андреем познакомил некий В. Он тогда при нас, франц. Через неполный месяц после ХХ Съезда самый выбор сотрудников как будто уже попахивал вечно ожидаемой и откладываемой оттепелью. Такие же веяния носились в воздухе, когда 19 марта я прослушал в доме актера музыку Андрея, которую забытый мной комментатор смело сравнил с работой долгое время одиозного…Мейерхольда!

Дружба сразу вспыхнула на почве шутливого инакомыслия, общности языка не только в лингвистическом смысле и состыковки двух миров. Андрей скоро меня познакомил со своим другом, Никитой Кривошеиным, которого он выдавал тогда за брата, с Олегом и Линой Ивановной Прокофьевыми, с шустрым Костакисом, с осколками французскоязычной колонии, с представителями московской свободной интеллигенции, а я его снабжал запрещенными книгами из библиотеки французского посольства и пластинками из-за кордона: Культурная близость только и поддерживала молодую дружбу.

Приход поезда, набитого одними советскими евреями и польскими монашками в обстановке чп, при военной охране из-за недавнего палестинского теракта, напоминал полушутливый фильм ужаса в духе Хичкока.

Мы вчетвером гуляли по городу, заходили в магазины, где объединялись пластинки всех стран и в издательство, которое выпускало музыку Андрея, вкусно ужинали в Гринцинге, еще где-то выпивали, а на следующий день, пока Андрей отсыпался в гостинице на Улице Китовой, я решил сходить в музей, направился к Гофбургу и, у подножия памятника принцу Евгению, меня остановила русская речь с немецким акцентом: Луи Мартинез, старый верный друг с года Итак, после летней Одиссеи в Советском Союзе Андрей Волконский возвратился в город, где родился — Женеву, откуда я получил от него письмо с адресом и номером телефона.

С нетерпением, я ожидал время летних отпусков и встречи с Андреем в Европе. В июле года я получил Laissez passer — документ путешественника travel documentвыдаваемый лицам, проживающем в Израиле менее года. По прибытии в Германию, мне стало известно, что с Laissez passer я не могу въехать в Швейцарию без визы — для безвизового въезда в Швейцарию необходимо представить израильский паспорт.

Андрей сказал мне по телефону: Возьми билет до Базеля; одна часть города — немецкая, другая — швейцарская. Я приеду из Женевы в Базель. У вагона поезда тебя встретит моя девушка — ее имя Клер; она перевезет тебя через границу на автомобиле. На следующий день я взял билет на поезд Мюнхен-Базель. За окном проносились ухоженные деревни, стада коров с колокольчиками, скопления автомобилей на стоянках, аккуратно сложенные стога сена. Все располагало к размышлениям и воспоминаниям. Невольно, я возвратил себя в тот день, когда менее года назад я покидал Москву; В аэропорту Шереметьево мне устроили хороший шмон чемоданов и ручной клади.

Военно-топографическое управление генерального штаба. По окончании Великой Отечественной войны в году состоялся Всесоюзный конкурс музыкантов-исполнителей. В заполненном до отказа Малом зале консерватории слушали пианистов. Тон, как всегда, задавала звонкоголосая молодежь. На эстраду вынесли свечи. Рихтер весь отдался музицированию. Неторопливо раскрывалась гениальная музыка, в служителе которой каждый присутствовавший чувствовал человека высокой души и сердца Когда много лет спустя мне довелось увидеть Кёльнский собор, по ассоциации с этим чудом готики вспомнилось мгновение, о котором я пишу, — Рихтер играет си-минорную прелюдию и фугу Баха Здесь перед нами был исполнитель-титан, казалось созданный для воплощения могучей романтической фрески.

Предельная стремительность темпа, шквалы динамических нарастаний, огненный темперамент На третьем туре в Большом зале консерватории Рихтер исполнил Первый концерт Чайковского. Это было 29 декабря года. Искусство пианиста было отмечено Первой премией[1].

Нежданова находилась в числе членов жюри конкурса. Уже три десятилетия мы слушаем пианиста. Все новые и новые образы присоединяются к галерее рихтеровских созданий к счастью, очень многие исполнительские шедевры пианиста увековечены звукозаписью. С поистине сказочной быстротой подготавливает к исполнению все новые и новые программы.

Искусство Рихтера подлинно демократично. Уже в первых концертах, если программа была насыщенной, требовавшей большой сосредоточенности и внимания аудитории, Рихтер не играл на бис. С первых же шагов своей артистической жизни Рихтер сторонится транскрипций, считая, что подлинник всегда выше переложения. Даже искушенных музыкантов Рихтер постоянно знакомит с целым рядом сочинений, десятилетиями не звучащих в концертных залах. Но странное дело — прикосновением таланта Рихтера они возвращаются к жизни.

Им благоговейно внимает современный слушатель. Много-много навсегда, казалось, умолкнувших сочинений пробуждено артистом: Не забыть, как однажды в конце сезона в Малом зале консерватории, пианист играл.

  • Альбом автографов, собранных Прокофьевым, представят в Москве
  • Шостакович: Жизнь. Творчество. Время
  • Олимпиада по муз. лит-ре для выпускников ДШИ_С.С.Прокофьев

В другой раз, выступая в зале имени Чайковского, Рихтер открыл нам Второй фортепианный концерт Бела Бартока. Играл его с покоряющей силой. Не раз приходилось удивляться творческой смелости артиста. Судя по разговорам окружавших меня молодых физиков и математиков, я понял, что они отнюдь не завсегдатаи клавирабендов. Как они будут слушать? Зал притих, когда на эстраду быстрым шагом вышел концертант. Соната Шуберта особенно понравилась молодежи. Хорошо помню радостное возбуждение публики, горячо благодарившей пианиста.

Далеко не все удалось ему, как он того. Как непосредственно выражали свою оценку музыки. Как его слушали, как благодарили! Сколь многие, верю, после того вечера почувствовали величие и красоту музыки, потянулись к ней Одна из содержательных глав в жизни пианиста — его концерты в небольших городах. Я знаю о сотнях писем, отзывов, откликов, дарственных надписей, адресов Знакомо мне и такое глубоко символичное приветствие, напоминающее о значении деятельности нашего артиста за рубежом.

Во Дворце спорта состоялся торжественный концерт. На следующее утро во время встречи с артистами прославленный художник горячо благодарил нашего пианиста, поцеловал его и тут же на пригласительном билете набросал голубя символическое изображение Пикассо голубя мира — целая эпоха в жизни искусства XX веканадписав: Святослав Теофилович был для меня и моей семьи просто Славой.

В маленькой квартире было тесно. Стены увешаны портретами и семейными фотографиями. Ноты и на пюпитре, и на закрытой крышке рояля. В утренний час я захожу. Рихтер еще не вставал. Действительно, отовсюду несутся звуки: Выражение его лица вдумчиво-сосредоточенное. Эти руки могут делать все — сильные, слаженные, настолько выразительные, что ими нельзя не любоваться. В них мощь и одновременно мягкость. В то утро мы беседовали о литературе.

Сожалеет, Что мало времени остается для чтения. Рихтер протягивает мне альбом, посвященный Эль Греко, говорит о своем увлечении художником. Всматриваюсь в удлиненные лица, в глубину почти всегда грустно-сосредоточенных взоров.

Краски Эль Греко даже в репродукции воздействуют как манящая сила жизни. Писатель призывал вновь и вновь смотреть картины больших мастеров пусть в репродукциичтобы поддерживать в себе чувство красоты.

Я знал, что пианист серьезно увлекается живописью и что сам он пробовал писать. Однажды попросил Рихтера показать его опыты.

Среди увиденных набросков и картин есть такие, которые запоминаются. Пристальный взор этого тонкого любителя улавливает в окружающей нас жизни много прекрасного и волнующего. Особенно удаются художнику картины природы и индустриальный пейзаж. Он видит его, чувствует его пульс и умеет по-своему передать. Тем временем любители музыки лучше или хуже, но прочитывали послание, содержащееся в произведениях Шостаковича.

В эпоху, когда лишь немногие из советских писателей не продались преступной системе, когда кино, живопись и архитектура находились в полной зависимости от власти Сталина, музыка Шостаковича, по природе своей ускользающая от конкретного истолкования, заключала в себе некую область свободы.

Для тысяч слушателей композитор стал не только символом большого искусства, но и прежде всего автором музыки, способной выражать ощущения измученных россиян.

В наибольшей мере это бунтарство прослушивалось в симфониях, и поэтому премьера каждой из них, начиная с Пятой, становилась чуть ли не национальным праздником. Двукратное — в и годах — осуждение и попытки морального уничтожения композитора сделали из него героя в глазах угнетенного общества. Его верноподданническим и идеологически ортодоксальным высказываниям не придавалось большого значения, тем более что с х годов немногие художники и ученые сумели избежать необходимости делать подобные заявления.

Гораздо большее внимание привлекало повседневное поведение Шостаковича: Было известно, что, хотя с конца х годов Шостакович был пригвожден к позорному столбу партийным мнением, он неоднократно пытался помочь родственникам арестованных, несмотря на то что его возможности были очень ограниченными.

Необычность этой личности еще более подчеркивалась эксцентричным поведением и труднопредсказуемыми реакциями, порождавшими анекдоты, а с годами и легенды.